Представитель ИГиСП (igisp_person) wrote in igisp,
Представитель ИГиСП
igisp_person
igisp

Categories:

Проблема развода в работе семейного психолога

Различные аспекты проблемы развода и способы решения в разных психотерапевтических подходах. Что общего и в чем различия в работе семейного психолога методом психодрамы и эриксоновского гипноза? Об этом и не только рассказали наши психологи Ирина Якович (психолог-консультант, психодраматист) и Павел Лебедько (психолог, врач, гипнотерапевт)

Павел: Один из частых в последнее время запросов, когда приходит пара, находящаяся на стадии распада – разойтись «по-человечески». Особенно если в этом процессе участвуют дети, плюс часто возникают ещё серьёзные имущественные вопросы.

Ирина: Это правда. Как семейный психолог могу сказать, что когда приходит пара – это, как правило, семейная проблема. А семья на последние годы претерпела существенные изменения. Я в профессии 15 лет, а раньше запросы в большей степени были связаны с тем как научиться делить быт, как научиться говорить о проблемах, проблемы диалога, проблемы денег, как их озвучивать, как распределить в семье обязанности – это было лет 7-8 назад. Дальше было много запрос о проблеме бесплодия: как принять эту проблему, как найти способы решения, как начать говорить об этом, не обвиняя друг друга. А сейчас очень много разводов. И запросы связаны именно с тем, как развестись безболезненно, у женщин частый запрос – как сделать так, чтобы детей не отобрали, чтобы деньги остались, мужчины часто хотят сохранить контроль над ситуацией, чтобы другой мужчина не пришел на эту территорию. Это вопрос границ. И когда мы анализируем, что привело пару к разводу, то часто это как раз отсутствие границ: не осознание территории другого, не понимание того, что у твоего партнёра может быть своя жизнь, у него должны быть свои выходы в свободу. А когда этих выходов нет - этим единственных выходом в свободу кажется развод. И когда мы начинаем психодраматическим методом проигрывать эти границы - что такое твой уход или твоя охрана этих границ – то через игру клиент начинает многие вещи понимать. Он понимает, что если он уйдёт из этой пары и вступит в другие отношения – эти дуальные отношения всегда будут подразумевать осознание границ другого, осознание своих границ. И подчас приходит такое откровение, что может и не имеет смысла разводиться, может стоит просто «дать подышать» друг другу, расцепиться, перестать претендовать на что-либо, а просто быть. Эта «претензия» на границы другого очень замечательно проигрывается, осознается и реализуется через психодраматический метод. На мой взгляд, сохранение отношений в семье и их переформатирование может быть прекрасно реализовано методом психодрамы.


Павел: Конечно, вопросы границ стоят очень остро и вопросы тех способностей, которые каждому из партнёров целесообразно развивать. Вчера у меня на приеме была пара. Очень образованные и талантливые люди. И очень эгоистичные. Оба. Они пришли делать выбор: быть им дальше парой или нет. Современный культурологический сдвиг в сторону индивидуализма зачастую мешает людям быть в паре. А когда в фокусе внимания пары возникает желание что-то сделать, чтобы разрешить ситуацию, сразу возникает проблема – без третьего лица, без модератора сделать это очень сложно – один начинает что-то пробовать делать, а другой не делает. Обидно же! Человеку хочется, чтобы он делал свою часть работы, а его партнёр – свою. И именно для этого часто им нужен семейный терапевт.

Ирина: Да. Ведь роль модератора – это роль «взрослого», наверное, в большей степени. А наши клиенты, они как дети, заигравшиеся в песочнице и делящие куличики или машинки. Тот же самый эгоизм. И в данном случае психолог дает зону ближайшего развития их отношений. В актуальном развитии они такие, они умеют только так – завоёвывать границы. А «зоной ближайшего развития» может быть для них отойти и посмотреть, что они сделали. И здесь метод психодрамы как раз хорошо помогает выйти из ситуации и посмотреть на нее со стороны. Но побуждать к этому, действительно, должен психолог, потому что это новый навык. И тогда люди лучше видят, что они имеют и насколько жалко это разрушать. Я часто прошу простроить «социальный атом семьи» посредством игрушек, тканей. Они ссорятся, но делают. И дальше мы вместе смотрим: «Вот ваша семья. Давайте теперь будем её разрушать. Кто начнёт?» И они понимают – трудно. Я говорю: «Ну, вы же хотите убрать это из своей жизни? Давайте. Ты свои игрушки забирай, ты - свои». Трудно. И в этом недоумении рождается очень большая правда про то, что это трудно, что это «по живому». Люди сразу чувствуют, ловят трагизм этой ситуации.

Павел: В эриксоновской терапии фокус часто смещён в сторону поиска какой-то интервенции и такой подачи этой интервенции, которая сделала бы вмешательство драматичным. В этом смысле есть некоторое сходство с тем, что Вы говорили о том, как люди строят «социальный атом семьи». Там есть некий элемент драматизма, который вы вносите - Вы говорите: «А сейчас – разрушайте!» И вот чем качественнее это сделано, тем больше эффект. В эриксоновском гипнозе это называется «структурированное ожидание». Важно сделать так, чтобы это действительно повлияло. В моем подходе одна их ключевых стратегий – внести в семью как систему некоторое изменение, которое запустит дальнейший процесс. Это такой «эффект домино». И делается это каждый раз по-разному, это некий творческий поиск – найти что-то, что выведет эту систему за рамки её обычных процессов. Эриксоновская терапевтическая стратегия базируется на концепции круговой причинности, когда причина порождает следствие, но те следствия, которые возникают – укрепляют причину, эта причина становится уже другой и заново укрепляет следствие. В итоге всё это «бетонируется» и становится незыблемым. И тогда нам важно внести какое-то изменение, которое сдвинет ситуацию с мёртвой точки.

Ирина: А есть ли какие-то поведенческие маркеры у Ваших клиентов, когда Вы чётко видите эту «зацикленность»?

Павел: На самом деле мы все находимся в этих циркулярных процессах. Это рассматривает и системная семейная терапия. А если говорить о каком-то конкретном моменте, то вот, например, паре, о которой я говорил, я дал задание: один день один из них должен был делать для другого что-то хорошее. По взаимной договорённости. И в первый раз, когда они это попробовали, они вообще всё перепутали. И таким образом всплыл тот факт, что когда они договариваются, они очень плохо понимают друг друга. Несмотря на то, что они умные. Во второй раз, когда договорённости были ясны, и жена взяла на себя это обязательство, ей стало очень плохо. И добро никак не шло. И пара получила огромное количество страданий в этот момент. Ну, они весёлые ребята, они говорили: «пытка счастьем оказалась невыносимой». Но это очень многое прояснило в их отношениях: что для их пары – это непомерная ноша. Поэтому в следующий раз они должны были делать это 5 минут. Но важно было создать прецедент, потому что в эриксоновской терапии изменение, которое потом развивается – это создании нового опыта, который усваивается гипнотическим образом. Новый опыт, который выходит за пределы этого бесконечного хождения по кругу, которые качественно новый и построен по другим законам и открывает дверь к дальнейшим изменениям. Но опять же, всё будет зависеть от того, насколько драматично это будет сделано.

Ирина: Что очень важно – что клиент осознает, что всё в нём. Что нет вовне никакой волшебной палочки. Происходит осознание человеком своих ресурсов.

Павел: В эриксоновской терапии терапевт рассматривает ряд моментов, где он не стремится к осознанию. Во многих терапевтических конфессиях осознанность – это очень важный рычаг. Но в эриксоновской терапии терапевт смотрит и оставляет большое количество элементов, которые от стремиться изменить неосознанными, чтобы человек сделал пару шагов в сторону выздоровления неосознанно и только потом спохватился. А уже стало лучше. И это нужно чётко разделять. Потому что есть изменения, которые должны осуществляться на таком осознанно-волевом усилии: решение, намерение, сдвиг. А есть изменения, которые могут осуществляться абсолютно неосознанно, где сознательный ум даже является помехой осуществлению изменений, потому что ум не верит, что это может случиться.

По теме:
Семинар Павла Лебедько "Эриксоновский гипноз в семейной психотерапии" 27-28 декабря.


Tags: психодрама, семейная терапия, статьи, эриксоновский гипноз
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments